15 марта, 2005

Канадская поликлиника, или как мы обзавелись семейным доктором.


В моей родне полно врачей. Кузены, дядья, тетки... Друзья и родственники друзей... Прекрасные люди. Не хочу никого из них обидеть, но ненавижу я врачей как явление, больницы всякие, поликлиники, даже от запаха этого воротит. Что-то это необъяснимое, мутное и подсознательное. В раннем детстве был у меня комплекс: как увижу тетю или дядю в белом халате, так в рев. Видимо, чувствовал, сколько они мне по жизни боли принесут. Особенно ненавижу стоматологов. Работала одна коровища в Свердловэнерго, за три года половину зубов мне извела. Пломбу поставит, та через две недели выпадает. Опять рассверлит, опять поставит – опять выпадает. Через месяц остаток зуба ломается, его удаляют, ну и все в таком духе. А про анестезию в совке и не слышали тогда. Только при удалении лошадиная доза новокаина, от которого морду на сутки перекосит и челюсть отваливается, как у покойника. Брррр, ненавижу. Сейчас, конечно, все меняется. Перед отъездом зубы лечил – так и больно не сделали ни разу. Еще бы, по три тысячи рублей за пломбу. А педиатры? Степа у нас был еще маленький в начале 80-х, простынет – врачиха дает больничный Ольге на 3 дня. Через три дня ребенка с температурой надо тащить на прием в поликлинику к восьми утра, чтобы еще на три дня больничный продлили. Там полно таких, все кашляют, друг друга заражают вторичной инфекцией, мамаши по часу в очереди толкаются, чтоб на 10 минут в кабинет зайти. Самое поганое, что никуда не деться от этих докторов, периодически приходится с ними общаться.

Однако речь пойдет про канадскую медицину, дай бог поменьше и с ней общаться.

Одно из важнейших действий по приезду в Канаду – получить так называемую health card, то есть карточку медицинской страховки. Мы заполнили формочки, потом собрались всей семьей и поехали в health ministry. Там все на потоке, у нас приняли документы, сфотографировали каждого, ну и все, собственно. Где-то в апреле карточки пришлют по почте. Здесь, в Онтарио, вся базовая медицина бесплатная, включая хирургию. То есть если ты хочешь сделать пластическую операцию, то сам платить будешь, а аппендикс тебе удалят бесплатно.

Недели две назад из школы пришло требование предоставить информацию о Лехиных прививках. Для того, чтобы заполнить immunizations card, нам надо было завести сначала семейного доктора и он уже все остальное сделает. А чтобы завести семейного доктора, мы должны завести карточки в поликлинике. Ну, мы позвонили в местный health center, нам для этого дела назначили специальный аппойнтмент (попросту, время прихода). Как оказалось, совсем не обязательно ждать, пока придут карточки медстрахования, все равно все бесплатно.

Мы пришли в регистратуру, толстая красивая негритянка завела наши данные в компьютер, завела и бумажные карточки, и выдала нам талончики к доктору на обязательный первый визит, для знакомства, так сказать. Фишка номер один: аппойнтмент назначают не когда доктору удобно, а когда нам удобно. Выбрать время можно хоть на две недели вперед, а не на текущий день, как в Ебургской поликлинике, так что стыковать свободное время наше и врача проблемы не представляет. Мы с Олей взяли аппойнтмент на утро понедельника, Ваня на вечер, а Леха за те несколько дней, пока мы в этот поход организовывались, уже успел пообщаться с одним доктором на предмет срочного заполнения прививочной карточки, так что оказалось что у него и карточка есть, и семейный доктор уже есть, и другой совсем, чем у нас, остальных членов его семьи. Вот так вот.

Пришли мы к назначенному часу, доктор оказался молодой симпатичный мужик. Порасспросил о перенесенных болезнях, записал все в карточку. Мы с Олей заходили вдвоем и беседовали тоже вдвоем. Оля выступала как база данных (она никогда не забывает ни дат, ни имен, ни фактов), а я как переводчик. Поскольку история болезней у нас довольно богатая, доктор назначил нам анализы, а мне еще и рентген. Фишка №2: в лабораторию, в рентгенкабинет и т.п. можно пройти в любое время, а не только утром с 8 до 9, как в родном Ебурге. Единственное ограничение, что кровь на голодный желудок сдают, а мы были уже поевши. Оле еще доктор назначил УЗИ, но это надо ехать кварталов пять от дома, в нашей поликлинике УЗИ нет. Кстати, вот сейчас, пока писал сидел этот вот пост, позвонили из УЗИ центра и напомнили Оле, что у нее завтра аппойнтмент. Мелочь, а приятно.

Позднейшее добавление: на сеанс меня пригласили в кабинет вместе с ней, посадили рядом с монитором, и пока доктор ее обследовал, то все мне показывал на экране компьютера и объяснял.

Разговаривал доктор с нами около часа, не проявляя никакого нетерпения, нам понравился. Для иллюстрации расскажу, как он мне ставил прививку от столбняка. Поскольку у меня нет прививочной книжки, как у остальных членов моей семьи, пришлось принять укол. Он мне сначала теоретически обосновал, что положено каждые десять лет получать такую прививку. Потом сказал, что отлучится на пару минут, чтоб приготовить инъекцию. Принес детский шприц, попросил закатать рукав и сказал, что это “will hurt you a little bit”, но чтоб я не волновался, это не будет болеть, после этого не будет осложнений и т.п.. Потом спросил, готов ли я морально. Я кивнул, сдерживая смех, и он мне очень профессионально сделал инъекцию в плечо. Сам сделал, никакой медсестры при нем не было.

На следующий день с утра мы с Олей пошли сдавать анализы. Кровь на общий анализ тут берут из вены. Оля очень испугалась, поскольку вен у нее на руках не доищешься, российские «милосердные» сестры ей обычно истыкивали руки в решето, и она потом долго кровоточила и после этого ходила со страшными синячищами на руках. Поэтому она меня отправила первым, на разведку. Мы взяли номерочки в ящике возле лаборатории, минут десять подождали своей очереди (перед нами человека два было). Мне лаборантка быстренько ткнула тонюсенькой иголкой в вену. Кровь тут отбирают не в открытую пробирку, а какие-то специальные контейнеры вставляются в шприц, когда контейнер вытаскивается, то автоматически закупоривается наглухо. В четыре таких контейнера набрали по несколько капель. Потом иголку убрали, приложили ватку и я начал вставать со стула. Мне лаборантка говорит: «Вы куда это, посидите пять минут, я должна удостовериться, что у вас нет кровотечения и все такое!» Я говорю, что у нас в России так принято: кровь сдал – выметайся. Она смеется: у нас, говорит, в Польше тоже, но тут не Польша и не Россия. В общем, она ватку потом пластырем еще сверху залепила и отпустила меня с богом. А с Олиными венами никаких проблем не возникло. С первого раза эта пани Анна попала ей в вену, иголка тонюсенькая, точно так же Оля с ваткой посидела пять минут, и потом только капелька крови выступила. Ни кровотечения, ни синяков, ничего.

На рентген я сходил тут же. Очереди тоже никакой не было. Попросили раздеться до пояса и выдали халатик, который завязывается на спине. Я его надел по привычке завязками вперед. Доктор смеется – ну что ж, говорит, всего 50% вероятности надеть сразу правильно. Халатик - это чтоб не голым пузом прижиматься к экрану, к которому прижимаются сотни людей. А после снимка халатик в корзину, следующему выдают чистый и отглаженный.

Больше пяти минут нигде не ждали. Никто нас не торопил. Когда в России ходишь по официальным учреждениям, постоянно присутствует чувство, что ты там лишний, что мешаешь людям заниматься делом, чувствуешь подспудное раздражение медсестры, врача, любого чиновника или клерка. Ничего подобного здесь. Здесь тобой занимаются, куда бы ты ни пришел и с кем бы ты ни общался. И это очень приятно. Леха вот в школе чувствует то же самое. Вице принципал (ну, типа завуча такой) сам сказал ему, что он здесь работает чтобы решать его, Лехины, проблемы, буде такие возникнут. Я с некоторых пор перестал посещать русскоязычные форумы в интернете, потому что меня раздражает манера чуть что переходить на личности и отсутствие элементарного такта в общении. Ну вот, я назвал слово, которое наиболее четко выражает суть взаимоотношений всех и вся в Канаде, да и в Штатах тоже. Такт. Такт и доброжелательность. Тотальная доброжелательная тактичность (как звучит-то, а?). Мне, наверное, везет, но с исключениями я еще не встречался.